Вы здесь

Сопроводительное письмо отдела пресс-службы МИД Польши во II отдел Главного штаба Войска Польского при письме посланника Республики Польша в Чехословакии К. Папэ.

16 августа 1938 г.
Российский государственный военный архив
Ф. 308к. Оп. 3. Д. 437. Л. 121–128.

Сопроводительное письмо – подлинник. Письмо – копия.

На польском языке.

Сопроводительное письмо отдела пресс-службы МИД Польши во II отдел Главного штаба Войска Польского при письме посланника Республики Польша в Чехословакии К. Папэ. 16 августа 1938 г. РГВА.
Сопроводительное письмо отдела пресс-службы МИД Польши во II отдел Главного штаба Войска Польского при письме посланника Республики Польша в Чехословакии К. Папэ. 16 августа 1938 г. РГВА.
Сопроводительное письмо отдела пресс-службы МИД Польши во II отдел Главного штаба Войска Польского при письме посланника Республики Польша в Чехословакии К. Папэ. 16 августа 1938 г. РГВА.
Сопроводительное письмо отдела пресс-службы МИД Польши во II отдел Главного штаба Войска Польского при письме посланника Республики Польша в Чехословакии К. Папэ. 16 августа 1938 г. РГВА.
Сопроводительное письмо отдела пресс-службы МИД Польши во II отдел Главного штаба Войска Польского при письме посланника Республики Польша в Чехословакии К. Папэ. 16 августа 1938 г. РГВА.
Сопроводительное письмо отдела пресс-службы МИД Польши во II отдел Главного штаба Войска Польского при письме посланника Республики Польша в Чехословакии К. Папэ. 16 августа 1938 г. РГВА.
Сопроводительное письмо отдела пресс-службы МИД Польши во II отдел Главного штаба Войска Польского при письме посланника Республики Польша в Чехословакии К. Папэ. 16 августа 1938 г. РГВА.
Сопроводительное письмо отдела пресс-службы МИД Польши во II отдел Главного штаба Войска Польского при письме посланника Республики Польша в Чехословакии К. Папэ. 16 августа 1938 г. РГВА.

Сопроводительное письмо отдела пресс-службы МИД Польши во II отдел Главного штаба Войска Польского при письме посланника Республики Польша в Чехословакии К. Папэ.

16 августа 1938 г.[1]

г. Варшава

№ P.VI.C.13/21

 

Министерство иностранных дел пересылает в приложении копию письма посольства Республики Польша в Праге № 323-a/C/17 от 3-го числа с.м. – к сведению.

Начальник отдела пресс-службы Зигмунт Вышиньский

 

Приложение

Письмо посланника Республики Польша в Чехословакии К. Папэ в МИД Польши о политике «национального выравнивания» по отзывам чехословацкой прессы

3 августа 1938 г.

№ 323-a/C/17

 

Последняя фаза национального выравнивания в Чехословакии
в свете прессы[2].

 

Развитие «национального выравнивания» в Чехословакии во второй половине июля вошло в новую фазу, на которую будет оказывать большое влияние миссия лорда Ренсимена[3]. Настроения чешского общества, представленные в прессе, которые предшествовали решению о проведении миссии Ренсимена, представлялись следующим образом.

В столичной чешской прессе все более сильно обозначалась позиция неуступчивости по отношению к требованиям Генлейна. Множились атаки против тактики этой партии, ей ставилось в вину стремление к тоталитаризму, террор по отношению к населению, проживающему на немецкой территории, и принципиальное нежелание договариваться. Параллельно с этими обвинениями газеты категорично утверждали, что чешская сторона не продвинется ни на шаг далее тех уступок, которые были подготовлены в правительственном проекте (следует отметить, что в этот период в прессу уже начинает просачиваться неопределенная информация об объеме этих «уступок»), что чешское правительство выказало максимум доброй воли, что в этом убеждены западные державы, что по этому делу достигнуто полное согласие внутри правительственной коалиции. Слишком большие уступки не будут способствовать поддержанию мира. Принятие более широких требований Генлейна означало бы раскол государства «по холодному», и чехи со всей отчетливостью осознают, что именно этого и хочет Гитлер, а не улучшения жизни судетских немцев, которые, в общем, и так очень хорошо живут. К слову будет также упомянуть, что в некоторых газетах, особенно левых, раздаются голоса, которые остерегают Европу перед далеко идущим раскручиванием национальных проблем, поскольку это таит в себе опасность осложнений в целом ряде других европейских государств, в границах которых живут национальные меньшинства. В качестве примера приводят Польшу, где украинцы выступили с требованиями автономии, а также Югославию, где также начинаются определенные движения в этом направлении. Цели такого рода заявлений чешской прессы ясны и не требуют специальных комментариев.

В такой атмосфере имели место два факта, которые повлияли на дальнейшее уточнение негативного отношения чешской прессы. Глава пропаганды партии Генлейна док[тор] Себековский 17 июля на собрании в Карлсбаде выступил с речью, в которой один фрагмент о необходимости определенного отхода генлейновцев от требований возвращения положения, которое было на момент 1918 г., чешская пресса прокомментировала как свидетельство уступчивости со стороны Генлейна, уступчивости, следующей из понимания того, что чехи за обозначенные ранее границы не пойдут. Одновременно во французской прессе появилось извлечение из докладной записки судетских немцев, поданной 7 июня с.г. Содержание этой докладной записки, равно как и весь переговорный процесс между генлейновцами и правительством, до сего времени содержались в секрете, таким образом, публикация была явным несоблюдением тайны. На публикацию докладной записки бурно отреагировала чешская пресса, утверждая, что теперь известно всему миру, что требования Генлейна нереализуемы и что он явно стремится к разделению и уничтожению государства. Компромисс невозможен, проекты правительства уже готовы и в скором времени будут предложены парламенту, который примет их без учета позиции генлейновцев. То, что Чехословакия предоставляет [национальным] меньшинствам, является «прекрасным» урегулированием проблем [национальных] меньшинств и может служить примером для всего мира.

На такую позицию чешской прессы отреагировала партия судетских немцев в своем сообщении, в котором констатировала, что на данный момент никаких переговоров между партией и правительством не было, что переговоры, проводившиеся до настоящего момента, носили исключительно информационный характер. Поэтому нельзя говорить о том, что эта проблема решена: партия предостерегает перед тем, чтобы «октроировать»[4] постановления о [национальных] меньшинствах через чешский парламент без предварительного достижения согласия с [национальными] меньшинствами. Также заслуживает упоминания статья в «Deutsche Presse», бывшем органе бывших немецких католиков, после их вступления в партию Гейнлейна газета стала отражать независимую от этой партии позицию. На чешскую позицию это издание ответило: «Каким же образом в чешской прессе могло появиться мнение, что речь идет об окончательной фазе переговоров? Ответ на этот вопрос следует искать в душевном настроении чехов, которое можно выразить в формуле: “мы решаем, как следует разрешать проблему [национальных] меньшинств, что немец должен считать пределом своего удовлетворения, как ему дышать, как долго он может терпеть голод и когда его можно считать сытым”. СНП поступает совершенно правильно, требуя равенства уже при переговорах. Мы понимаем, что для чехов будет трудно отойти от позиции абсолютного «вождистского» превосходства над немцами, сев с ними за зеленый стол[5]. Но здесь речь идет, в конце концов, о государстве. Когда же уже, наконец, чехи научатся думать в общегосударственных категориях?»

На выступление генлейновцев, которые остерегали передавать решение проблемы в парламент без достижения предварительной договоренности с [национальными] меньшинствами, чешская пресса ответила утверждением, что СНП использует тактику уловок. Предполагая, что в коалиции не удастся достичь соглашения, она настаивала на максимально быстром рассмотрении. Видя сейчас, что это соглашение полностью достигнуто, пытается затягивать время. Однако эти вопросы готовы и в скором времени будут переданы парламенту.

Нет никакого сомнения, что такая ситуация возникла в большой степени из-за публикации докладной записки генлейновцев. Поэтому возникает вопрос, кто был заинтересован в этой публикации? Согласно информации, исходящей из посольства, пражский корреспондент агентства Fournier, которое предоставило французской прессе текст докладной записки, получил ее из кругов СНП. В среде зарубежных журналистов царит всеобщее убеждение, что «несоблюдение тайны», из-за чего генлейновцы так возмутились, было сделано преднамеренно и направлено, с одной стороны, на выяснение реакции международного общественного мнения, с другой же, для того, чтобы вызвать с чешской стороны бурную реакцию, которая дала бы генлейновцам возможность показать, что чехи хотят принять соглашение в парламенте и не собираются договариваться с [национальными] меньшинствами по существу.

Одновременно с чехословацкой проблемой связаны события, происходящие не только внутри страны, но и за ее пределами. Таким событием, прежде всего, является лондонский визит капитана Видемана[6]. Этот визит вызвал в местной прессе большое беспокойство, скрытое за рассуждениями, что именно переговоры Видемана, которые состоялись накануне поездки английского короля во Францию[7], могут иметь позитивную тенденцию. «Они могут означать, что канцлер Гитлер хочет навязать некие международные переговоры и путем достижения компромисса разрешить чехословацкую проблему». С другой стороны, были выражены опасения, теряющиеся в море слов, не направлена ли деятельность Гитлера на то, чтобы достичь соглашения с Англией во вред Чехословакии и за ее счет. Возникло при этом два предполагаемых проекта [Гитлера]. В первом говорится о нейтрализации Чехословакии, во втором о мнимом намерении Гитлера предложить Чехословакии подписать пакт о ненападении. Если говорить о первом, то следует отметить, что чешская пресса отбросила его без колебаний. Характерно об этом написали две газеты, а именно: «Narodni Politika» и «Lidove Noviny». Обе газеты единодушно утверждают, что путем нейтрализации Чехословакии Гитлер бы достиг своей главной цели, поскольку нейтрализация означала бы отказ от пакта с Москвой[8]. В таком случае Чехословакия утратила бы значение союзника как Франции, так и Малой Антанты. Впрочем, о том, какую ценность представляет нейтральный статус, можно было убедиться на бельгийском примере 1914 г.[9] «Lidove Noviny» иронизировала над британской концепцией «всеобщего мира на свете», противопоставляя ее немецкой военной концепции. На чашу весов тут можно поставить только дивизии, но не нейтралитет.

Что же касается мнимого намерения Гитлера предложить Чехословакии пакт о ненападении, то оно рассматривается в чешской прессе очень подробно. Прежде всего, газеты выступают против возможности выдвижения в качестве гарантий каких-либо условий и подчеркивают, что Чехословакия могла бы подписать пакт только на 10-летний срок (а не на 3 или 5 лет, как об этом пишут в зарубежной прессе), чтобы не чувствовать себя ущемленной по сравнению с Польшей[10]. Кроме того, опровергнуты известия зарубежных газет о том, что премьер Годжа[11] якобы должен был высказываться на тему предполагаемого проекта Гитлера.

В то же время с большим удовольствием пресса [освещала и анализировала] королевский визит в Париж, утверждая, что главной темой дипломатических переговоров, проведенных во время этого визита, были вопросы, касающиеся Чехословакии, и что Франция и Великобритания пришли к общему мнению, что они будут совместно защищать Чехословакию от немецкого давления и экспансии.

В этой атмосфере самоуверенности, в которую определенный диссонанс внес лондонский визит Видемана, особенно если учесть отсутствие уверенности относительно темы его переговоров, замаячило решение о миссии лорда Ренсимена. О том, насколько общественное мнение было не подготовлено на этот случай, может свидетельствовать следующий факт. В день, когда газеты, выходившие в 22 часа, уже напечатали целые колонки об этой миссии, еще в 21 [час] официальные журналисты, назначенные для поддержания контактов со своими заграничными коллегами, решительно опровергали последних, говоря, что вообще о такой миссии не может быть и речи.

Отношение чешской прессы к миссии Ренсимена посольство представит в отдельном рапорте.

 

Посланник Р[еспублики] П[ольша]
док[тор] Казимир Папэ

 

Перевод с польского языка А.Р. Лагно.

 


[1] На документе имеются многочисленные регистрационные штампы и делопроизводственные пометы.

[2] Заголовок документа.

[3] Миссия лорда Ренсимена проходила с 3 августа по 16 сентября 1938 г. (Прим. пер.)

[4] Октроировать (от фр. octroyer) – жаловать, даровать.

[5] По-видимому, имеется в виду стол переговоров. (Прим. пер.)

[6] Видеман Фриц (1891–1970) – германский дипломат, адъютант Адольфа Гитлера. Поездка Видемана в Лондон состоялась 18 июля 1938 г. (Прим. пер.)

[7] Визит Георга VI во Франции проходил с 19 по 21 июля 1938 г. (Прим. пер.)

[8] Договор о взаимной помощи между СССР и Республикой Чехословацкой был подписан в Праге 16 мая 1935 г. (Прим. пер.)

[9] Имеется в виду нарушение нейтралитета Бельгии и оккупация ее германскими войсками Германии в начале Первой мировой войны.

[10] «Декларация о неприменении силы между Германией и Польшей» от 26 января 1934 г. была подписана на 10 лет. (Прим. пер.)

[11] Годжа Милан (1878–1944) – премьер-министр Чехословакии в 1935–1938 гг. (Прим. пер.)