Вы здесь

Брошюра Министерства иностранных дел Великобритании «Переписка касательно Чехословакии в сентябре 1938 г.».

Не ранее 27 сентября 1938 г.
Российский государственный военный архив
Ф. 284к. Оп. 1. Д. 8. Л. 7–18.

Типографский экз.

На английском языке.

Брошюра Министерства иностранных дел Великобритании «Переписка касательно Чехословакии в сентябре 1938 г.». не ранее 27 сентября 1938 г. РГВА.
Брошюра Министерства иностранных дел Великобритании «Переписка касательно Чехословакии в сентябре 1938 г.». не ранее 27 сентября 1938 г. РГВА.
Брошюра Министерства иностранных дел Великобритании «Переписка касательно Чехословакии в сентябре 1938 г.». не ранее 27 сентября 1938 г. РГВА.
Брошюра Министерства иностранных дел Великобритании «Переписка касательно Чехословакии в сентябре 1938 г.». не ранее 27 сентября 1938 г. РГВА.
Брошюра Министерства иностранных дел Великобритании «Переписка касательно Чехословакии в сентябре 1938 г.». не ранее 27 сентября 1938 г. РГВА.
Брошюра Министерства иностранных дел Великобритании «Переписка касательно Чехословакии в сентябре 1938 г.». не ранее 27 сентября 1938 г. РГВА.
Брошюра Министерства иностранных дел Великобритании «Переписка касательно Чехословакии в сентябре 1938 г.». не ранее 27 сентября 1938 г. РГВА.
Брошюра Министерства иностранных дел Великобритании «Переписка касательно Чехословакии в сентябре 1938 г.». не ранее 27 сентября 1938 г. РГВА.
Брошюра Министерства иностранных дел Великобритании «Переписка касательно Чехословакии в сентябре 1938 г.». не ранее 27 сентября 1938 г. РГВА.
Брошюра Министерства иностранных дел Великобритании «Переписка касательно Чехословакии в сентябре 1938 г.». не ранее 27 сентября 1938 г. РГВА.
Брошюра Министерства иностранных дел Великобритании «Переписка касательно Чехословакии в сентябре 1938 г.». не ранее 27 сентября 1938 г. РГВА.
Брошюра Министерства иностранных дел Великобритании «Переписка касательно Чехословакии в сентябре 1938 г.». не ранее 27 сентября 1938 г. РГВА.
Брошюра Министерства иностранных дел Великобритании «Переписка касательно Чехословакии в сентябре 1938 г.». не ранее 27 сентября 1938 г. РГВА.
Брошюра Министерства иностранных дел Великобритании «Переписка касательно Чехословакии в сентябре 1938 г.». не ранее 27 сентября 1938 г. РГВА.
Брошюра Министерства иностранных дел Великобритании «Переписка касательно Чехословакии в сентябре 1938 г.». не ранее 27 сентября 1938 г. РГВА.
Брошюра Министерства иностранных дел Великобритании «Переписка касательно Чехословакии в сентябре 1938 г.». не ранее 27 сентября 1938 г. РГВА.
Брошюра Министерства иностранных дел Великобритании «Переписка касательно Чехословакии в сентябре 1938 г.». не ранее 27 сентября 1938 г. РГВА.
Брошюра Министерства иностранных дел Великобритании «Переписка касательно Чехословакии в сентябре 1938 г.». не ранее 27 сентября 1938 г. РГВА.
Брошюра Министерства иностранных дел Великобритании «Переписка касательно Чехословакии в сентябре 1938 г.». не ранее 27 сентября 1938 г. РГВА.
Брошюра Министерства иностранных дел Великобритании «Переписка касательно Чехословакии в сентябре 1938 г.». не ранее 27 сентября 1938 г. РГВА.
Брошюра Министерства иностранных дел Великобритании «Переписка касательно Чехословакии в сентябре 1938 г.». не ранее 27 сентября 1938 г. РГВА.
Брошюра Министерства иностранных дел Великобритании «Переписка касательно Чехословакии в сентябре 1938 г.». не ранее 27 сентября 1938 г. РГВА.
Брошюра Министерства иностранных дел Великобритании «Переписка касательно Чехословакии в сентябре 1938 г.». не ранее 27 сентября 1938 г. РГВА.

Брошюра Министерства иностранных дел Великобритании «Переписка касательно Чехословакии в сентябре 1938 г.».

Не ранее 27 сентября 1938 г.[1]

г. Лондон

Представлено министром иностранных дел

Парламенту по повелению Его Величества

 

Содержание

 

Стр.

1.

Письмо лорда Ренсимена премьер-министру от 21 сентября 1938 г.

3

2.
 

Англо-французские предложения, представленные правительству Чехословакии от 19 сентября 1938 г.

8
 

3.

Первое письмо премьер-министра рейхсканцлеру от 23 сентября 1938 г.

10

4.

Письмо рейхсканцлера премьер-министру от 23 сентября 1938 г.

11

5.

Второе письмо премьер-министра рейхсканцлеру от 23 сентября 1938 г.

14

6.

 
 

Меморандум, переданный премьер-министру рейхсканцлером 23 сентября 1938 г.

Приложение. Карта.
 

14

в конце

7.
 

Письмо, врученное чехословацким посланником в Лондоне министру иностранных дел [Великобритании] 25 сентября 1938 г.

16
 

8.

Письмо чехословацкого посланника в Лондоне министру иностранных дел [Великобритании] от 26 сентября 1938 г.

18

9.

 Письмо премьер-министра рейхсканцлеру от 26 сентября 1938 г.

19

10.

Письмо рейхсканцлера премьер-министру от 27 сентября 1938 г.

21

 

1. Письмо лорда Ренсимена премьер-министру Великобритании Н. Чемберлену о причинах и развитии чехословацкого кризиса и предложения по его преодолению

21 сентября 1938 г.

Вестминстер, SW1[2]

 

Письмо лорда Ренсимена премьер-министру[3]

от 21 сентября 1938 г.[4]

Уважаемый премьер-министр,

Когда я согласился содействовать урегулированию споров между правительством Чехословакии и Судето-немецкой партией, мне, разумеется, предоставили право самостоятельно получить нужную информацию и сделать собственные выводы. От меня не требовалось составлять отчет. Однако при нынешних обстоятельствах Вам могут пригодиться заключения, к которым я пришел в результате моей миссии, и некоторые предложения, которые, на мой взгляд, следует принять к сведению, если необходимо найти окончательное решение.

Проблема политических, социальных и экономических взаимодействий между тевтонской и славянской расами на территории, ныне называемой Чехословакией, существовала на протяжении многих веков и сопровождалась периодами острой борьбы и периодами относительно мирного сосуществования. Проблема не нова и на данном этапе обладает как новыми, так и старыми признаками, которые следует подробно рассмотреть.

Когда в начале августа я прибыл в Прагу, то сразу же увидел следующие проблемы: 1) конституциональная, 2) политическая и 3) экономическая. Вопрос конституции меня обеспокоил больше всего. На тот момент она предусматривала обеспечение судетских немцев некоторой автономией в Чехословацкой Республике. Вопрос самоопределения тогда еще не перешел в острую форму. Мне нужно было изучить историю вопроса, выявить ключевые фигуры и ознакомиться с вариантами решения проблемы, предложенными обеими сторонами, а именно с «Проектом» Судето-немецкой партии, направленным чехословацкому правительству 7 июня (в который, путем включения, вошли 8 пунктов выступления г-на Генлейна в Карлсбаде[5]), и выдвинутыми правительством Чехословакии проектами закона о национальности, закона о языке и закона об административной реформе.

Стало ясно, что ни один из пакетов предложений не является достаточно приемлемым для другой стороны, чтобы можно было на их основе продолжить переговоры, и 17 августа переговоры были приостановлены. После серии приватных бесед между судетским и чешским руководством правительство Чехословакии приняло новые основания для переговоров, о чем сообщило мне 5 сентября, а судетскому руководству – 6 сентября. Это так называемый «Четвертый план». На мой взгляд, – и, я думаю, по мнению главных судетских лидеров, – в этот план вошли почти все требования карлсбадских 8 пунктов, но могли бы войти абсолютно все, с учетом небольших пояснений и дополнений. Следовало бы незамедлительно использовать столь благоприятную и подающую надежды возможность и возобновить переговоры, но мне почему-то кажется, что сам факт того, что возможность эта благоприятная, помешал расположению наиболее радикальных членов Судетской партии. На мой взгляд, инцидент, связанный с прибытием некоторых заместителей руководства Судетской партии для расследования ареста лиц за контрабанду оружия в Остраве, использовали в качестве предлога для приостановки или даже для срыва переговоров. Однако чехословацкое правительство уступило просьбам Судето-немецкой партии, и предварительное обсуждение «Четвертого плана» возобновилось 10 сентября. И снова я считаю, что это не соответствовало политике радикальных членов Судетской партии, поэтому были спровоцированы инциденты 11 сентября и особенно после выступления г-на Гитлера – 12 сентября. В результате кровопролития и мятежа судетская делегация отказалась от встречи с представителями власти Чехословакии, запланированной на 13 сентября. Г-н Генлейн и г-н Франк выдвинули новые требования – выведение государственной полиции, ограничение полномочий армии исключительно военным долгом и т.д., – которые правительство Чехословакии опять же готово было принять при одном условии: представитель партии должен был прибыть в Прагу для обсуждения принципов поддержания порядка. В ночь на 13 сентября г-н Генлейн отказался от этого условия, и переговоры были окончательно сорваны.

Совершенно очевидно, что мы не можем вернуться к позициям, которые занимали две недели назад, и ситуацию следует оценивать, исходя из ее нынешнего состояния.

После отказа от предложения правительства Чехословакии 13 сентября и после срыва переговоров г-ном Генлейном мои функции посредника по урегулированию конфликта фактически подошли к концу. Связь между главным судетским руководством и правящим рейхом стала, прямо и косвенно, определяющим фактором ситуации; конфликт перестал быть внутренним. В мои функции не входит урегулирование конфликта между Чехословакией и Германией.

Я считаю, что ответственность за полный разрыв отношений лежит на г-не Генлейне и г-не Франке, а также на тех их последователях внутри страны и за ее пределами, которые подстрекали их к радикальным и неконституционным действиям.

Хочу отметить, что сопереживаю судетской ситуации. Очень тяжело находиться под управлением чужого народа, к тому же у меня создалось впечатление, что в последние двадцать лет в Судетской области Чехословакия правила хоть и без явного давления и точно без «террора», но весьма бестактно, без желания вникать и понимать, демонстрируя нетерпимость и дискриминацию, в результате чего сопротивление германского народа стало неизбежно перерастать в бунт. Судетские немцы заметили, что за прошлыми обещаниями правительства Чехословакии не последовало ощутимых действий. В результате сформировалось явное недоверие к руководящим лицам Чехословакии. Не могу оценить заслуженность или незаслуженность такого недоверия, но оно определенно имеется, поэтому любые примирительные речи не вызывают доверия у судетского населения. Более того, во время последних выборов в 1935 г. Судетская партия набрала большинство голосов среди отдельных партий и оказалась второй крупнейшей партией в государственном парламенте. На тот момент у них было 44 голоса при общем числе парламентских голосов – 300. С учетом последующего приращения голосов, на данный момент они являются крупнейшей партией. Однако при голосовании они всегда несут поражения, соответственно некоторые представители считают, что конституция для них бесполезна.

К крупным обидам добавляется недовольство на местах. Большое количество чехословацких чиновников и полицейских, не знающих немецкого языка или плохо им владеющих, назначено на работу в чисто немецких районах. Чешских сельскохозяйственных колонистов побуждали селиться на земле, конфискованной в результате земельной реформы, прямо посреди немецких поселений. Для детей чешских оккупантов построили много школ. Распространено мнение, что при размещении государственных контрактов предпочтение отдается чехословацким компаниям в ущерб немецким, а также что государство охотнее предоставляет работу и льготы чехословакам, чем немцам. Полагаю, эти жалобы окажутся обоснованными. Но даже на момент моей миссии я не заметил у правительства Чехословакии особого желания хоть немного исправить ситуацию.

Влияние экономического кризиса на судетскую промышленность, играющую важную роль в жизни населения, только усиливает эти обиды. Вполне естественно, что вину за обнищание возлагают на правительство.

Соответственно по ряду причин, включая вышеперечисленные, еще три-четыре года назад судетских немцев охватывало ощущение безнадежности ситуации. Но с подъемом нацистской Германии у них появилась надежда. Они обратятся к сородичам за помощью и рано или поздно захотят, в результате естественного развития ситуации, присоединиться к рейху.

На момент моего прибытия наиболее умеренные судетские лидеры пока еще хотели проживать в пределах Чехословакии. Они понимали, что война превратит Судетскую область в основное поле сражения. С внутригосударственной и международной точек зрения такое решение было бы проще, чем передача территории. Я всячески содействовал продвижению такого решения и даже немного преуспел в этом, но все же не без опасений, что по достижении согласия все равно появится новая волна подозрений, противоречий, обвинений и контробвинений. Мне казалось, что любые договоренности будут временными и не продлятся долго.

Данное решение, известное как «Четвертый план», развалилось при описанных выше обстоятельствах. Изменилась вся ситуация – как на внешнем, так и на внутреннем уровне. Тогда я понял, что моя миссия окончена.

Когда 16 сентября я покинул Прагу, спорадические мятежи и восстания в Судетской области совсем прекратились. Многие районы были переведены в режим чрезвычайного положения (Standrecht), который приравнивается к военному положению. Судетские лидеры, особенно самые радикальные из них, бежали в Германию и там издавали листовки против правительства Чехословакии. Из надежных источников мне сообщили, что на момент моего отъезда число погибших с обеих сторон не превышало 70 чел.

При отсутствии намеренной провокации добровольческий корпус г-на Генлейна вряд ли перейдет границу, и я не вижу оснований для сколь-либо ощутимого возобновления мятежей и эксцессов. В данных обстоятельствах нет необходимости в присутствии государственной полиции в этих районах. Немецкие жители очень не любят государственную полицию, которая за последние три года была одной [из] главных причин их недовольства, и я считаю, что ее как можно скорее нужно вывести с судетской территории. Полагаю, что с уходом полиции угаснут поводы для стычек и мятежей.

Также мне стало очевидным, что пограничным районам, расположенным между Чехословакией и Германией, большую часть населения которых составляют судетские немцы, следует незамедлительно предоставить право самоопределения. Если уступка какой-то территории неизбежна, – а я именно так и думаю, – то лучше ее оформить безотлагательно. Тянущееся состояние неопределенности таит в себе серьезную опасность, возможно даже опасность гражданской войны. Соответственно имеются очень серьезные основания для начала незамедлительных решительных действий. Плебисцит или референдум в районах с преимущественно немецким населением, полагаю, будут пустой формальностью. Большая часть их населения жаждет присоединения к Германии. Неизбежная задержка в проведении плебисцита только подстегнет имеющиеся настроения в, вероятно, самом опасном направлении. Поэтому я считаю, что такие приграничные районы Чехословакии следует сразу передать Германии, и если два правительства достигнут договоренности, то, в целях мирной передачи территории, следует обеспечить охрану населения в переходный период.

Однако передача приграничных районов не даст окончательного ответа на вопрос о том, как немцам и чехословакам мирно сосуществовать в будущем. Даже в том случае, если все территории, где население в большинстве своем немецкое, будут переданы Германии, в Чехословакии останется еще много немцев, а на переданных Германии территориях останется какое-то количество чехословаков. Экономические связи настолько тесные, что полное разделение не только нежелательно, но и невозможно, и я повторюсь, что историей не раз доказано, что в мирное время оба народа способны дружно сосуществовать друг с другом. Я считаю, что в интересах всех чехов и всех немцев постараться возобновить мирные отношения, и я убежден, что рядовые чехословаки и рядовые немцы мечтают о мирном сосуществовании. Все они одинаково честные, миролюбивые, трудолюбивые и бережливые люди. Полагаю, что после устранения политических трений, они продолжат спокойно жить.

Для тех районов, где немцы не составляют большинство, я бы рекомендовал подобрать форму местной автономии внутри границ Чехословацкой республики в рамках «Четвертого плана», адаптированного с учетом новых обстоятельств, возникших вследствие передачи территорий с преимущественно немецким населением. Как я уже говорил, всегда остается опасность, что договоренности, достигнутые по существу, на практике могут привести к дальнейшим разногласиям. Однако я думаю, что в мирном будущем этот риск можно свести к минимуму.

Здесь необходимо упомянуть о политической стороне проблемы, затрагивающей целостность и безопасность Чехословацкой республики, особенно с учетом ее непосредственных соседей. Я считаю, задача в том, чтобы устранить из сердца Европы ядро напряженных политических разногласий. Для этого необходимо обеспечить постоянные мирные отношения Чехословакии с ее соседями и сделать так, чтобы ее внутренняя и внешняя политики были нацелены именно на это. Точно так же, как Швейцарии необходимо сохранять нейтральную позицию, так и Чехословакии следует выбрать аналогичный политический курс – не только ради собственного будущего, но ради мира во всей Европе.

Чтобы этого добиться, я бы рекомендовал следующее:

1) На правительственном уровне запретить агитацию всем партиям и лицам в Чехословакии, которые намеренно продвигают политику, провоцирующую интересы соседей Чехословакии. В случае необходимости прекратить такую агитацию с помощью юридических мер.

2) Правительству Чехословакии следует внести такие изменения в политику внешних отношений, которые заверят соседние государства в том, что ни при каких обстоятельствах она не нападет на них и не предпримет каких-либо агрессивных действий, возникающих в результате ее обязательств перед другими государствами.

3) Ведущие державы, заинтересованные в мирной Европе, должны предоставить Чехословакии гарантии помощи в случае неспровоцированной агрессии против нее.

4) Германии и Чехословакии следует обсудить торговое соглашение на привилегированных условиях, если оно будет выгодным для экономических интересов обеих стран.

И это приводит меня к третьему вопросу в рамках моего запроса, а именно к проблеме экономического характера. В основе проблемы бедственное положение и безработица в Судетской области, причем бедственное положение сохраняется с 1930 г. и имеет несколько причин, что представляет собой подходящую основу для политического недовольства. Это уже существующая проблема, однако, нельзя сказать, что проблема судетских немцев исключительно или преимущественно экономическая. В случае передачи территории эту проблему придется решать правительству Германии.

Если мои представленные выше рекомендации заинтересуют тех, кто внимательно следит за текущей ситуацией, то я бы еще рекомендовал следующее: a) предоставить представителю судетских немцев постоянное место в кабинете министров Чехословакии; b) назначить комиссию, во главе с занимающим нейтральную позицию председателем, по определению границ передаваемой Германии территории и устранению противоречий, возникающих в процессе реализации любых достигнутых соглашений; c) для подержания порядка на подлежащих передаче территориях назначить международных представителей и вывести оттуда, как говорилось ранее, чехословацкие войска и полицию.

В завершение данного письма я желаю выразить признательность за любезную учтивость, гостеприимство и помощь, которые оказывали мне и моему персоналу правительственные органы (в частности д[окто]р Бенеш и д[окто]р Годжа), представители Судето-немецкой партии, с которыми мы общались, и множество самых разных людей из всех областей жизни, которых мы встречали во время нашего пребывания в Чехословакии.

С глубоким уважением,

Ренсимен Доксфордский

 

 

2. Англо-французские предложения, представленные правительству Чехословакии, по итогам миссии лорда Ренсимена

19 сентября 1938 г.

 

Англо-французские предложения,

представленные правительству Чехословакии от 19 сентября 1938 г.

 

Сегодня представители правительств Франции и Великобритании совещались по ситуации в целом и рассмотрели отчет британского премьер-министра о его разговоре с г-ном Гитлером. Министры Великобритании представили министрам Франции свои соображения относительно результатов миссии лорда Ренсимена. Совместно мы убеждены, что после недавних событий дальнейшее содержание районов, населенных преимущественно судетскими немцами, в пределах границ Чехословакии может угрожать интересам Чехословакии и миру во всей Европе. В свете данных соображений оба правительства были вынуждены прийти к выводу, что если не передать эту территорию рейху, то невозможно гарантировать поддержание мира и сохранность жизненно важных интересов Чехословакии.

2. Передачу территории можно осуществить путем прямой передачи или в результате плебисцита. Мы осознаем все связанные с плебисцитом сложности и нам известны ваши уже озвученные возражения против такого хода дел, в частности по поводу возможных отдаленных последствий в случае, если обращаться с проблемой как с общим случаем. В связи с этим мы предвидим, – при отсутствии признаков, свидетельствующих об обратном, – что вы можете предпочесть решить проблему судетских немцев путем прямой передачи территории, как частную проблему.

3. В передаваемую территорию, вероятно, войдут такие районы, где немецкое население составляет больше половины, но мы надеемся путем переговоров добиться корректировки границ там, где того требуют обстоятельства, с помощью международного комитета с участием представителя Чехословакии. Мы убеждены, что для передачи небольших районов с высокой долей немецкого населения этого не потребуется.

4. Также международному комитету можно поручить организацию возможного обмена населением при условии предоставления права выбора в пределах установленного срока.

5. Мы понимаем, что если правительство Чехословакии готово принять предложенные меры, включая существенное изменение условий государства, то оно вправе попросить предоставить гарантию их будущей безопасности.

6. Соответственно правительство Великобритании будет готово присоединиться, в качестве вклада в наведение порядка в Европе, к международной защите новых границ Чехословакии от неспровоцированной агрессии. Одним из основных условий такой защиты станет обеспечение независимости Чехословакии путем замены всех имеющихся договоров, предусматривающих встречные военные обязательства, на общую гарантию защиты от неспровоцированной агрессии.

7. Как французское, так и британское правительства осознают огромную жертву, на которую придется пойти правительству Чехословакии ради сохранения мира. Но поскольку мира желает не только Чехословакия, но и вся Европа в целом, они сочли общей обязанностью прямо и открыто изложить условия его обеспечения.

8. Премьер-министр должен не позднее среды возобновить переговоры с г-ном Гитлером, а лучше раньше. В связи с чем мы просим вас ответить как можно скорее.

 

 

3. Первое письмо премьер-министра Великобритании Н. Чемберлена рейхсканцлеру Германии А. Гитлеру о поиске альтернативы планам решить судетскую проблему военным путем

23 сентября 1938 г.

г. Годесберг

Первое письмо премьер-министра рейхсканцлеру

от 23 сентября 1938 года

 

Уважаемый рейхсканцлер,

Данным письмом я надеюсь прояснить ситуацию и ускорить нашу беседу, которая предстоит этим утром.

Я готов передать правительству Чехословакии Ваше предложение относительно рассматриваемой территории, чтобы оно могло ознакомиться с предлагаемыми границами. На мой взгляд, для большинства районов нет необходимости в плебисците, например в тех районах, где большую часть населения представляют судетские немцы (согласно статистике, с которой, по-моему, согласны обе стороны). Однако я не сомневаюсь, что правительство Чехословакии с готовностью примет Ваше предложение о проведении плебисцита, чтобы установить предел предлагаемой новой границы.

Проблему в Вашем предложении, озвученном мне вчера, я вижу в той части, которая касается незамедлительного ввода немецкой армии на эти территории. Я осознаю всю сложность проведения длительного расследования в условиях нынешней ситуации, и, несомненно, Ваш план, если его примут, поспособствует незамедлительному снятию напряжения. Но не думаю, что Вы учли невозможность моего согласия на передачу любого плана, если у меня не будет оснований полагать, что этот план будет представлен общественному мнению в моей стране, во Франции и во всем мире в целях должного осуществления уже согласованных мер и без угрозы применения силы. Я уверен, что попытка ввести немецкую армию на обсуждаемую территорию, – которая в принципе сразу же станет частью рейха, после чего вскоре ее передача будет оформлена официально, – будет расценена как ненужная демонстрация силы.

Даже если бы я счел правильным передать данное предложение правительству Чехословакии, уверен, оно бы не расценило такое поведение как соответствующее договоренностям, достигнутым благодаря нашим усилиями и усилиям правительства Франции. В случае если в соответствии с Вашим предложением, немецкие войска займут указанную территорию, то вне всяких сомнений правительство Чехословакии будет вынуждено направить свою армию для оказания сопротивления, а это будет означать разрушение договоренности, в отношении которой неделю назад мы с Вами договорились взаимодействовать, а именно мы договорились спокойно разрешить данный вопрос без применения силы.

В целом уже была достигнута договоренность о том, чтобы судетские немецкие районы перешли к рейху, и непосредственный вопрос состоит в том, как поддерживать закон и порядок в период окончательного урегулирования вопроса передачи земли. Наверняка найдутся такие альтернативы Вашему плану, которые позволят учесть изложенные мной возражения. Например, я мог бы поинтересоваться у правительства Чехословакии, считают ли они допустимым вариант, при котором поддержанием закона и порядка в согласованных судетских немецких районах будут заниматься сами судетские немцы путем создания соответствующего органа или использования уже имеющихся, возможно под надзором независимых наблюдателей.

Как Вам должно быть известно, прошлым вечером я, в соответствии с нашей с Вами договоренностью, обратился к правительству Чехословакии с просьбой сделать всё возможное, чтобы сохранять порядок на упомянутых территориях.

Разумеется, правительство Чехословакии не сможет вывести свои войска и вряд ли выведет оттуда государственную полицию, учитывая перспективу возможного силового вторжения, но я буду готов незамедлительно узнать их мнение о моем альтернативном предложении, и, если план будет принят, я попрошу их вывести войска и государственную полицию с тех территорий, где поддержанием порядка будут заниматься судетские немцы.

Дальнейшие меры, необходимые для завершения передачи земли, будут приняты довольно быстро.

С искренним уважением,

Невилл Чемберлен

 

 

4. Письмо рейхсканцлера Германии А. Гитлера премьер-министру Великобритании Н. Чемберлену о необходимости максимально ускорить проведение плебисцитов о передаче чехословацких территорий, населенных этническими немцами, под юрисдикцию Германии

23 сентября 1938 г.

г. Годесберг

(Перевод [с нем. на англ.])

Письмо рейхсканцлера премьер-министру от 23 сентября 1938 г.

 

Ваше Превосходительство,

Я внимательно изучил Ваше письмо, доставленное мне сегодня, и необходимость прояснить ситуацию, и хочу сказать следующее.

На протяжении двух десятилетий с немцами, а также многими другими проживающими в Чехословакии нациями, обращались дурно самым непристойным образом, их мучили, разоряли экономически, и, к тому же, им не давали реализовать право нации на самоопределение. Все попытки притесненного населения изменить свою судьбу проваливались из-за грубой тяги чехов к разрушению. Чехи правят государством и не стесняются использовать его варварски и безжалостно. Ни Англия, ни Франция ни разу не попытались изменить эту ситуацию. В моем выступлении перед рейхстагом 22 февраля я объявил, что немецкий рейх положит конец любым дальнейшим притеснениям этих немцев. На съезде имперской партии я еще раз прямо и недвусмысленно заявил об этом. Мне приятно осознавать, что наконец-то, спустя двадцать лет, правительство Великобритании в лице Вашего Превосходительства решило вмешаться и положить конец ситуации, которая с каждым днем и даже с каждым часом становится все более невыносимой. Если в прошлом поведение правительства Чехословакии можно было назвать грубым, то в последние недели и дни его можно назвать безумием. Жертвами этого безумия стали бесчисленные немцы. За считанные недели число беженцев, изгнанных со своей земли, превысило 120 000 чел. Как уже говорилось, такая ситуация невыносима, и я положу ей конец.

Ваше Превосходительство уверяет меня, что принцип передачи судетской территории рейху уже, по сути, принят. Сожалею, что мне приходится сообщать Вашему Превосходительству о том, что на данный момент теоретическое признание принципов также было официально предоставлено и нам, немцам. В 1918 г. было заключено перемирие на основании 14 пунктов президента Вильсона, с которыми в целом согласились все. На практике же они были нарушены самым постыдным образом. В частности меня интересует, Ваше Превосходительство, не признание права перехода данной территории к Германии, а исключительно его реализация, причем такая реализация, которая в кратчайшие сроки положит конец страданиям несчастных жертв чешской тирании, и в то же время будет демонстрировать достоинство великой державы. Могу лишь подчеркнуть Вашему Превосходительству, что судетские немцы возвращаются в немецкий рейх не по причине высочайшего благоволения других наций, а по собственной воле, основанной на праве нации на самоопределение, и безотзывном решении немецкого рейха содействовать этой воле. Однако недостойно требовать, чтобы таковое признание нации зависело от условий, которые не предусмотрены договорами и не являются целесообразными ввиду нехватки времени.

Исходя из лучших намерений и дабы не дать чешской нации правомерного повода для жалоб, я предложил – в случае мирного урегулирования вопроса – в качестве будущего рубежа такую границу между нациями, которая, по моему убеждению, является справедливым урегулированием спора между двумя расовыми группами, с учетом сложившегося существования отдельных языковых «островов». Кроме того, я готов разрешить проведение плебисцита на всей территории, это позволит произвести последующую корректировку, чтобы, насколько это возможно, исполнить реальную волю проживающих там людей. Я заранее готов принять эту корректировку. Кроме того, я объявил о своей готовности разрешить проведение плебисцита под надзором либо международной комиссии, либо смешанной немецко-чехословацкой комиссии. И, наконец, я готов в период проведения плебисцита вывести наши войска с большинства спорных приграничных территорий при условии, что Чехословакия поступит так же. Однако я не готов оставить территорию, которую следует рассматривать как принадлежащую Германии по воле самих людей и, по мнению, Чехословакии, без защиты рейха. Не существует никакой международной власти или международного договора, которые бы обладали приоритетом над правом Германии.

Идея передачи судетским немцам права самим поддерживать порядок практически нежизнеспособна ввиду препятствий, которые в последние десять лет создаются для их политической организации, особенно в последнее время. Как в интересах угнетаемого, ибо беззащитного, населения, так и во исполнение обязанностей и сохранения престижа рейха, мы не можем отказаться от текущей защиты данной территории.

Ваше Превосходительство уверяет меня, что Вы считаете невозможным представить данный план Вашему правительству. Позвольте с моей стороны уверить Вас, что я не могу проявить иного отношения к немецкому народу. Для Англии это вопрос политической непредсказуемости, в то время как для Германии это вопрос простейшего права на безопасность более 3 млн человек и вопрос национальной гордости великого народа.

Мне непонятны замечания Вашего Превосходительства о том, что правительство Чехословакии не сможет вывести свои войска ввиду угрозы возможного вторжения, учитывая, что данное решение нацелено устранить основания для любых силовых действий. Более того, не стану скрывать от Вашего Превосходительства, что величайшее недоверие, которое я испытываю, вынуждает меня считать, что принятие принципа передачи правительством Чехословакии судетских немцев рейху произошло лишь в целях выиграть время, чтобы, так или иначе, найти новые возражения против этого принципа. Ведь если бы мысль о принадлежности этой территории Германии была бы принята искренне, то не было бы никаких оснований затягивать исполнение этого принципа. Мои познания о практике Чехословакии в таких вопросах на протяжении многих лет вынуждают меня убедиться в неискренности заверений Чехословакии, поскольку они не подкреплены практическим исполнением. Однако немецкий рейх намерен, так или иначе, пресечь тянущиеся десятилетиями попытки отрицать, путем проволочек и обструкционных методов, законные требования притесненного народа.

Более того, так же Чехословакия ведет себя и по отношению к другим национальностям. Они такие же жертвы затяжного угнетения и насилия. В их случае точно так же были нарушены все данные им обещания. В их случае точно так же правительство реагировало на жалобы с помощью проволочек и обструкционных методов, чтобы потянуть время и впоследствии угнетать их еще больше. Рано или поздно у этих наций точно так же не останется иного способа добиться своих прав, как обеспечить их самостоятельно. В любом случае если (а это главный вопрос на данный момент) Германия не сможет обеспечить проживающих в Чехословакии немцев правами путем переговоров, она намерена использовать иные доступные ей способы.

(Подпись) Адольф Гитлер

 

 

5. Второе письмо премьер-министра Великобритании Н. Чемберлена рейхсканцлеру Германии А. Гитлеру с предложением передать правительству Чехословакии меморандум о проведении плебисцита и карту с обозначением территорий, подлежащих отторжению

23 сентября 1938 г.

г. Годесберг

Второе письмо премьер-министра рейхсканцлеру

от 23 сентября 1938 года

 

Уважаемый рейхсканцлер,

Я получил ответ Вашего Превосходительства на мое письмо, составленное и направленное этим утром, и ознакомился с его содержанием.

В статусе посредника, полагаю, я теперь обязан, – раз Ваше Превосходительство по-прежнему отстаивает позицию, занятую Вами прошлым вечером, – представить Ваши предложения правительству Чехословакии.

В связи с этим прошу Ваше Превосходительство любезно предоставить мне меморандум с перечислением Ваших предложений, а также карту с обозначением территории, подлежащей предполагаемой передаче в результате предлагаемого плебисцита.

Как только я получу меморандум, я незамедлительно отправлю его в Прагу с просьбой к правительству Чехословакии как можно скорее предоставить ответ.

А тем временем, до получения Вашего ответа, я был бы рад заручиться обещанием Вашего Превосходительства соблюдать договоренности, достигнутые во время нашей встречи 14 сентября[6] и еще прошлым вечером, об отсутствии действий, в частности на судетской территории, армии рейха, способных навредить последующим посредническим действиям, которые могут потребоваться.

Поскольку теперь принятие или непринятие предложения Вашего Превосходительства зависит только от решения правительства Чехословакии, я не вижу, чем еще могу быть полезен, хотя, с другой стороны, мне теперь необходимо незамедлительно доложить моим коллегам и правительству Франции о текущей ситуации. Соответственно, полагаю, мне можно возвращаться в Англию.

С искренним уважением,

Невилл Чемберлен

 

 

6. Меморандум, переданный рейхсканцлером Германии А. Гитлером премьер-министру Великобритании Н. Чемберлену, о проведении плебисцита на территориях Чехословакии, населенных этническими немцами, с приложением карты земель, отходящих Германии

23 сентября 1938 г.

(Перевод [с нем. на англ.])

Меморандум, переданный рейхсканцлером премьер-министру

23 сентября 1938 года (с приложением в виде карты).

 

С каждым часом растет число докладов об инцидентах в Судетской области (Sudetanland), что свидетельствует о том, что для судетского немецкого населения ситуация стала абсолютно невыносимой и, как следствие, появилась угроза миру в Европе. Поэтому необходимо, чтобы отделение судетской территории, на которое согласилась Чехословакия, произошло незамедлительно без дальнейших проволочек. В прилагаемой карте[7] уступаемая судетская немецкая территория выделена красным цветом. Также в дополнение к передаваемым районам обозначены те районы, где должен быть проведен плебисцит, – они выделены зеленым цветом.

Окончательная демаркация границы должна учитывать пожелания заинтересованных лиц. Для того чтобы выявить эти пожелания, потребуется время на подготовку к голосованию, в течение которого нужно всячески не допустить возникновение беспорядков. Необходимо установить паритет. Территория, обозначенная на прилагаемой карте как немецкая, будет занята немецкими войсками безотносительно результатов плебисцита, то есть независимо от того, окажется ли население преимущественно чехословацким или нет. С другой стороны, чешская территория занята чешской армией совершенно без учета наличия на этой территории крупных немецкоязычных «островов», большая часть населения которых, несомненно, проявит свою немецкую национальность в ходе плебисцита.

Чтобы незамедлительно решить проблему судетских немцев раз и навсегда, правительство Германии выдвигает следующие предложения:

1. Вывести с указанной на прилагаемой карте территории, подлежащей эвакуации, все вооруженные силы, полицию, жандармерию, чиновников и пограничников Чехословакии и 1 октября передать эту территорию Германии.

2. Освобожденная территория должна быть передана в ее текущем состоянии (подробнее указано в приложении). Правительство Германии согласно с тем, что для согласования процедуры эвакуации следует направить в штаб-квартиру армии Германии уполномоченного представителя правительства или армии Чехословакии.

3. Правительство Чехословакии должно незамедлительно отпустить домой всех судетских немцев, служащих в армии или полиции в любой части Чехословакии.

4. Правительство Чехословакии должно освободить всех политических заключенных немецкой расы.

5. Правительство Германии согласно разрешить проведение плебисцита в тех районах, которые с большой долей вероятности будут демаркированы, не позднее 25 ноября. Изменения, связанные с новой границей, определенной в результате плебисцита, должны производиться немецко-чешской или международной комиссией. Право участия в голосовании получают все лица, которые по состоянию на 28 октября 1918 г. проживали на рассматриваемой территории или родились там до этой даты. Итог голосования о желании принадлежать немецкому рейху или государству Чехословакия будет решен простым большинством мужских и женских голосов. На время проведения плебисцита обе стороны должны отвести свои вооруженные силы от тех районов, которые с высокой долей вероятности будут демаркированы. Дату и сроки должны совместно назначить правительство Германии и Чехословакии.

6. Правительство Германии предлагает создать немецко-чешскую комиссию для урегулирования последующих деталей.

 

Годесберг, 23 сентября 1938 года

 

Приложение

Освобожденная территория судетских немцев должна быть передана без разрушенных или приведенных в непригодность военных, торговых или дорожных структур (заводов). Сюда относятся наземная структура для обслуживания воздушного сообщения и все беспроводные станции.

Все торговые и дорожные материалы, особенно подвижной состав железнодорожной системы, обозначенной территории должны быть переданы в неповрежденном виде. То же самое касается всех коммунальных систем (газовых систем, силовых установок и т.д.).

И, наконец, все продукты питания, товары, домашний скот, сырьевые материалы и т.д. должны остаться неприкосновенными.

 

 

7. Письмо, врученное чехословацким посланником в Лондоне Я. Масариком министру иностранных дел Великобритании лорду Галифаксу, о неприемлемости предложений, выдвинутых Германией в годесбергском меморандуме

25 сентября 1938 г.

Письмо, врученное чехословацким посланником

министру иностранных дел [Великобритании] 25 сентября 1938 г.

 

Сэр,

Мое правительство только что поручило мне, – учитывая, что французские политики сегодня в Лондон не прибудут, – незамедлительно предать вниманию правительства Его Величества следующее сообщение:

В ходе последних недель народ Чехословакии продемонстрировал уникальную дисциплину и выдержку, несмотря на невероятно грубую и вульгарную кампанию подконтрольной Германии прессы и радио против Чехословакии и ее руководства, особенно г-на Бенеша.

Правительству Великобритании и правительству Франции прекрасно известно, что под чудовищным давлением мы согласились на англо-французский план, предусматривающий уступку части Чехословакии. Мы приняли этот план, находясь под чрезвычайным нажимом. У нас даже не было времени сделать заявление относительно его невыполнимых аспектов. Тем не менее, мы его приняли, потому что понимали, что это положит конец выдвигаемым нам требованиям, и поскольку англо-французское давление предусматривало обещание этих двух держав принять ответственность за нашу сокращенную границу и гарантированную поддержку в случае преступного нападения на нас.

Германия продолжила свою вульгарную кампанию.

В период пребывания г-на Чемберлена в Годесберге моим правительством было получено от представителей Великобритании и Франции в Праге следующее сообщение:

«Мы согласны с правительством Франции в том, что следует проинформировать правительство Чехословакии о том, что правительство Франции и правительство Великобритании больше не могут со всей ответственностью рекомендовать не проводить мобилизацию».

Мое новое правительство, которое возглавляет генерал Сыровы, объявило о своей готовности принять полную ответственность за решение предшественника принять суровые условия, так называемого, англо-французского плана.

Вчера, после возвращения г-на Чемберлена из Годесберга, посланник Его Величества в Праге передал моему правительству новое предложение, дополнив его сообщением о том, что правительство Его Величества действует исключительно в качестве посредника и ни в коем случае не дает советов и никоим образом не принуждает мое правительство. Когда г-н Крофта получал план из рук посланника Его Величества в Праге, то заверил его, что правительство Чехословакии отнесется к нему с тем же тщанием, с которым и прежде взаимодействовало с Великобританией и Францией.

Мое правительство изучило план и карту. Это настоящий ультиматум, какие обычно выставляют побежденной нации, а не предложение суверенному государству, продемонстрировавшему величайшую из возможных готовность пойти на жертву ради умиротворения в Европе. В свою очередь правительство г-на Гитлера не продемонстрировало даже малой доли подобной готовности пойти на жертвы. Содержание меморандума крайне удивило мое правительство. Изложенные в нем предложения выходят за рамки соглашения, названного англо-французским планом. Они лишают нас всех гарантий защиты существования нашего государства. Мы должны уступить большое количество наших тщательно подготовленных укреплений и впустить немецкую армию в свою страну еще до того, как мы сможем создать новую линию обороны или разработать ее. Если мы примем план г-на Гитлера, то в тот же момент лишимся национальной и экономической независимости. Весь процесс перемещения населения сведется к паническому бегству тех, кто не примет режим нацистской Германии. Им придется покинуть свои дома, не имея даже права забрать свои вещи или, в случае фермеров и крестьян, свою корову.

Мое правительство поручило мне объявить со всей серьезностью, что требования г-на Гитлера в их нынешней форме абсолютно и безусловно неприемлемы для нашего правительства. Наше правительство вынуждено сообщить, что окажет полное сопротивление этим новым и жестоким требованиям, и мы будем сопротивляться с Божьей помощью. Нация Святого Вацлава, Яна Гуса и Томаша Масарика не станет нацией рабов.

Мы полагаемся на две великие западные демократии, чьим заветам мы следовали даже против собственного суждения, в том, что они встанут рядом с нами в час нашего испытания.

С уважением,

Ян Масарик

 

 

8. Письмо чехословацкого посланника в Лондоне Я. Масарика министру иностранных дел Великобритания лорду Галифаксу о согласии правительства Чехословакии на созыв международной конференции для разрешения разногласий между ЧСР и Германией

26 сентября 1938 г.

г. Лондон

Письмо чехословацкого посланника в Лондоне

министру иностранных дел [Великобритании]

 

Сэр,

Я передал моему правительству вопрос премьер-министра, озвученный мне вчера во второй половине дня и на который он хотел получить ответ. Вопрос премьер-министра, как я его понял и передал в Прагу, звучит следующим образом:

«Несмотря на то, что г-н Гитлер в своем меморандуме, врученном правительству Чехословакии через правительство Великобритании, заявил, что таково его последнее слово, и, несмотря на то, что г-н Чемберлен сомневается в возможности убедить г-на Гитлера передумать в последний момент, премьер-министр может, учитывая обстоятельства, снова попытаться убедить г-на Гитлера рассмотреть другие способы мирного урегулирования вопроса судетских немцев, в частности путем созыва международной конференции с участием Германии, Чехословакии и других держав, где будет рассмотрен англо-французский план и наилучший способ его реализации. Он спрашивает, сможет и готово ли правительство Чехословакии принять участие в этой новой попытке сохранить мир».

На данный вопрос я получил следующий ответ моего правительства:

«Правительство Чехословакии с готовностью присоединится к международной конференции с участием, помимо прочих наций, Германии и Чехословакии, организованной в целях поиска нового способа урегулирования вопроса судетских немцев, отличного от предложенного г-ном Гитлером, и с учетом возможности возврата к так называемому англо-французскому плану. В записке, которую г-н Масарик передал г-ну Чемберлену вчера во второй половине дня[8], говорилось, что правительство Чехословакии согласилось на англо-французский план под чудовищным давлением и у него не было времени сделать какое-либо заявление относительно невыполнимости множества его аспектов. Правительство Чехословакии надеется, что в случае если конференция состоится, ее участники обратят внимание на данный факт».

Учитывая опыт последних недель, мое правительство считает вполне справедливым обратиться за предоставлением четких и имеющих силу гарантий того, что в период переговоров не произойдет никаких неожиданных агрессивных действий и что система обороны Чехословакии в данный период сохранит свою целостность.

С уважением,

Ян Масарик

 

 

9. Письмо премьер-министра Великобритании Н. Чемберлена рейхсканцлеру Германии А. Гитлеру о необходимости проведения встречи представителей Германии и Чехословакии для мирного урегулирования судетской проблемы

26 сентября 1938 г.

г. Лондон

Письмо премьер-министра рейхсканцлеру.

 

Уважаемый рейхсканцлер,

В роли посредника я передал правительству Чехословакии меморандум, который Ваше Превосходительство передали мне во время нашего прошлой беседы.

Теперь правительство Чехословакии проинформировало меня о том, что они готовы принять предложение по передаче судетско-немецкой территории в пределах, которые обсуждались моим правительством и правительством Франции и о которых я рассказал Вам в прошлый четверг. Правительство Чехословакии считает абсолютно неприемлемой ту часть Вашего меморандума, которая касается немедленной эвакуации территории с последующим немедленным вводом немецкой армии, которые должны произойти до согласования и даже до обсуждения условий передачи земли.

Ваше Превосходительство наверняка помнит, что в моем письме к Вам в прошлую пятницу я сказал, что попытка немедленного ввода немецкой армии на территорию, которая станет частью рейха сначала в принципе, а затем и официально, будет расценена как ненужная демонстрация силы, и, по моему мнению, если немецкие войска вступят на указанную Вами территорию, я уверен, что правительство Чехословакии окажет сопротивление, и это будет означать разрушение той основы, которой мы с Вами достигли неделю назад, а именно цивилизованного урегулирования данного вопроса, то есть без применения силы. Также я упоминал об эффекте, который скажется на общественном мнении в моей стране, во Франции и во всем мире в целом.

Перемены во мнении, произошедшие после моего возвращения, укрепляют меня во мнении, которое я изложил Вам в своем письме и во время нашего последующего разговора.

Во время моего разговора с правительством Чехословакии касательно Ваших предложений, правительство Чехословакии подчеркнуло, что они выходят далеко за рамки согласованного так называемого англо-французского плана. Чехословакия лишится всех гарантий защиты существования своего государства. Ей придется уступить большое количество тщательно подготовленных укреплений и впустить немецкую армию в свою страну еще до того, как она сможет создать новую линию обороны или разработать ее. Если она примет план Германии, то в тот же момент автоматически утратит свою национальную и экономическую независимость. Весь процесс перемещения населения сведется к паническому бегству.

Мне известно, что посол Германии в Париже выпустил коммюнике, которое начинается со слов о том, что в результате наших разговоров в Годесберге мы с Вашим Превосходительством достигли полного соглашения об абсолютной необходимости поддержания мира в Европе. В связи с чем я и пишу Вам это письмо.

Во-первых, хотелось бы напомнить Вашему Превосходительству о том, что поскольку правительство Чехословакии придерживается условий принятого ими предложения по передаче судетско-немецкой территории, у Германии нет причин считать, что она «не сможет обеспечить проживающих в Чехословакии немцев правами путем переговоров». Я цитирую окончание письма Вашего Превосходительства, адресованного мне в прошлую пятницу[9].

Напротив, урегулирование путем переговоров остается возможным и, ясно помня состоявшиеся между нами разговоры, а также ясно осознавая последствия срыва переговоров и замены силы, я прошу Ваше Превосходительство дать согласие на встречу представителей Германии с представителями правительства Чехословакии для безотлагательного обсуждения ситуации, которая требует достижения договоренности относительно способа передачи территории. Я убежден, что на обсуждение потребуется мало времени, и если Вы и правительство Чехословакии пожелаете, я готов добиться назначения представителя от правительства Великобритании для присутствия на этом обсуждении.

В нашем разговоре, а также в официальном коммюнике Германии, Вы заявили, что единственное разногласие между нами касается способа осуществления уже согласованного вопроса. Если это действительно так, то разногласия всего лишь из-за способа осуществления решенного вопроса не должны привести к конфликту с трагическими последствиями.

Я убежден, что Ваше страстное желание добиться быстрого и удовлетворительного решения судетско-немецкого вопроса может быть исполнено без человеческих жертв и страдания, которые станут неизбежным следствием конфликта. С глубокой искренностью я прошу Вас принять мое предложение.

С уважением,

Искренне Ваш

Невилл Чемберлен.

 

 

10. Письмо рейхсканцлера Германии А. Гитлера премьер-министру Великобритании Н. Чемберлену с требованием заставить правительство Чехословакии следовать положениям годесбергского меморандума

27 сентября 1938 г.

г. Берлин

(Перевод [с нем. на англ.])

Письмо рейхсканцлера премьер-министру

 

Уважаемый г-н Чемберлен,

В ходе разговора с сэром Харисом Вильсоном, который доставил мне Ваше письмо от 26 сентября, я повторно выразил свое окончательное мнение. Однако я бы хотел письменно отреагировать на некоторые моменты Вашего письма.

Правительство в Праге считает, что вправе утверждать, будто предложения в моем меморандуме от 23 сентября выходят за рамки уступки, согласованной с правительством Великобритании и правительством Франции, и что, приняв меморандум, Чехословакия лишится всех гарантий своего существования как государства. Это утверждение основывается на аргументе, что Чехословакии придется оставить существенную часть готовой системы обороны, прежде чем она сможет построить новую военную защиту. Соответственно в тот же момент исчезнет политическая и экономическая независимость страны. Более того, предложенный мной обмен населением на практике превратится в паническое бегство.

Я открыто заявляю, что я не в состоянии понять эти аргументы или признать, что их выдвинули всерьез. Правительство в Праге просто игнорирует тот факт, что, исходя из моего предложения, фактический способ окончательного разрешения судетско-немецкой проблемы не будет зависеть ни от одностороннего ходатайства[10] Германии, ни от силовых мер Германии, а от свободного голосования, не подверженного внешнему влиянию, с одной стороны, и в значительной степени от способности Германии и Чехословакии согласовать последующие детали, с другой. Не только точное определение тех районов, где будет проводиться плебисцит, но и исполнение плебисцита и последующая демаркация границы соответствуют моему предложению быть осуществленными независимо от любого единоличного решения Германии. Более того, все прочие моменты должны получить одобрение немецко-чехословацкой комиссии.

В свете такого толкования моих предложений и в свете уступки районов с судетским населением, на которую Чехословакия дала согласие, мое требование о немедленном размещении немецкого контингента – не более чем мера предосторожности, предназначенная гарантировать быстрое и беспрепятственное достижение окончательного урегулирования проблемы. Данная мера предосторожности крайне важна. Если правительство Германии от нее откажется и будет дожидаться дальнейшего решения вопроса посредством обычных переговоров с Чехословакией, то текущие невыносимые условия в районах проживания судетских немцев, о которых я говорил вчера в моем выступлении, будут сохраняться в течение неопределенного периода времени. Правительство Чехословакии получит возможность тянуть переговоры по любому поводу и таким образом оттягивать окончательное решение проблемы. Вы поймете, что после всего уже случившегося я не могу положиться на заверения пражского правительства. Правительство Великобритании также не сможет никакими дипломатическими мерами устранить эту угрозу.

Потеря Чехословакией части ее оборонительных укреплений будет естественным и неизбежным следствием уступки судетско-немецкой территории, на которую согласилось пражское правительство. Если согласиться подождать и ввести войска после окончательного разрешения проблемы, то есть когда Чехословакия создаст новые укрепления в оставшейся части своей территории, то ждать придется несколько месяцев или даже лет. Но это только одно возражение из множества выдвинутых Чехословакией. Более того, абсолютно некорректно утверждать, будто в таком случае Чехословакия будет лишена своего государственного существования или ее политической, или экономической независимости. Из моего меморандума ясно следует, что немецкая оккупация произойдет только до установленного предела и что окончательная демаркация границы произойдет в соответствии с процедурой, раннее мной описанной. Пражское правительство не вправе сомневаться в том, что военные мероприятия Германии не пойдут дальше установленных пределов. Если же ему все-таки хочется держаться сомнений, то правительство Великобритании и, если необходимо, правительство Франции могли бы гарантировать быстрое исполнение моего предложения. Я могу лишь снова сослаться на мое вчерашнее выступление, во время которого я ясно заявил, что сожалею об идее нападения на территорию Чехословакии, и что с учетом изложенного мной условия я даже готов предоставить официальную гарантию в отношении оставшейся части Чехословакии. Соответственно нет ни малейшего повода подозревать угрозу независимости Чехословакии. И такой же ошибкой будет говорить об экономическом сдвиге. Напротив, хорошо известно, что после уступки судетско-немецкой территории Чехословакия станет более здоровым и более сплоченным экономическим организмом, чем прежде.

Если же пражское правительство также продемонстрирует беспокойство относительно состояния чехословацкого населения на территориях, которые отойдут Германии, то мне останется только удивляться. Можно сказать с уверенностью, что в составе Германии с этими чехами не произойдет ничего такого, что происходило с судетскими немцами в составе Чехословакии.

При данных обстоятельствах должен признать, что пражское правительство использует выдвинутое предложение исключительно для контроля армии Германии, извращая смысл и цель моего предложения, чтобы мобилизовать силы других стран, в частности Англии и Франции, в надежде получить неограниченную поддержку своей собственной цели и таким образом достичь возможности всеобщего пожара войны. Учитывая данные факты, предоставлю Вам самому решать, стоит ли Вам и дальше пытаться, – за что, пользуясь возможностью сказать, я Вам искренне благодарен, – прекратить эти маневры и в последний момент привести пражское правительство к рассудку.

 

(Подпись) Адольф Гитлер

 

Перевод с английского яз. Е.Н. Рябцевой.

 


[1] Датировано по содержанию.

[2] Почтовый код, который используется в Великобритании по сей день. SW – South West, т.е. юго-западная сторона. (Прим. пер.)

[3] Примечание. Аналогичное письмо лорд Ренсимен направил президенту Бенешу 21 сентября 1938 г. (Прим. док.)

[4] Здесь и далее заголовок документа.

[5] Карлсбад – ныне г. Карловы Вары (Чехия).

[6] Так в документе.

[7] В конце данной брошюры прилагается рисунок карты, повторяющий оригинал. (Прим. док.)

[8] № 7. (Прим. док.)

[9] № 4. (Прим. док.)

[10] ? «единоличного решения». (Прим. док.)